Анатолий Юсин

ПРОГНОЗ ВСЕ РАВНО ОПРАВДАЛСЯ

Слово «биатлон» образовано от латинского bis – дважды и греческого athlon – борьба, состязание. Как вид зимнего спорта биатлон – это лыжная гонка на различных дистанциях со стрельбой по мишеням из мелкокалиберной винтовки (из положений лёжа и стоя) на специальных огневых рубежах.


Утром 13 февраля 1976 года неподалеку от Инсбрука, столицы XII Олимпийских зимних игр, на лыжном стадионе в Зеефельде собралось около двадцати тысяч зрителей. Они пришли сюда, невзирая на сильную метель, ветер и 10-градусный, считающийся «весьма приличным» в этих местах, мороз. Их привело сюда желание увидеть захватывающее соревнование – эстафету биатлонистов 4 х 7,5 км.

Наплыв зрителей в Зеефельде был вполне объясним, ведь именно в этом австрийском местечке состоялся первый в истории чемпионат мира по биатлону.

Большинство зрителей и специалистов заранее отдавали пальму первенства советским спортсменам. Ведь биатлонисты СССР неизменно добивались успехов на крупнейших соревнованиях в течение многих лет подряд. Дело в том, что ещё до официального признания биатлона как вида зимнего спорта и проведения международных соревнований, в Советском Союзе была очень популярна «гонка патрулей», сочетавшая в себе признаки будущего биатлона. Понятно, что нашим мастерам было проще освоить новый вид спорта.

Правда, на сей раз советских биатлонистов ждала серьёзная конкуренция. К моменту проведения Олимпийских зимних игр 1976 года заметно выросло мастерство атлетов других стран, особенно финских. Спортсмены Суоми дали настоящий бой нашим асам на чемпионате мира 1974 года, причём на советской трассе в Раубичах под Минском. Отлично подготовились финны и к этим Играм, тогда как биатлонисты СССР на предолимпийских состязаниях выступили не совсем удачно.

– Все так, – говорили зрители, – и тем не менее, первое место завоюют советские спортсмены. Что бы ни случилось.

И они оказались правы, хотя в эстафете действительно произошло такое ЧП, которое могло поломать любые прогнозы.

На первом этапе от нашей сборной выступал 24-летний Александр Елизаров. Самый молодой в команде (Александр участвовал в Олимпийских зимних играх впервые) он не выглядел робким дебютантом – в 20-километровой индивидуальной гонке завоевал бронзовую медаль. И сейчас действовал удачно: шёл по трассе и стрелял отлично.

Елизаров завершил этап, создав солидное преимущество для сборной СССР в 42 секунды.

Передав эстафету олимпийскому чемпиону 1972 года Ивану Бякову, Саша попал в заботливые руки одного из наших тренеров, Геннадия Раменского.

– Молодец, Сашок, – похвалил тот, укутывая Елизарова одеялом. – Почин есть, теперь, считай, дело налажено...

И тут Раменский услышал, как кто-то крикнул:

– Гена! Бросай Елизарова, беги к Бякову!

Раменский повернулся в сторону лыжни и увидел, что Бяков, только что стартовавший, движется... назад.

А произошло вот что.

Пройдя всего сотню-другую метров от начала этапа, Бяков почувствовал что-то неладное. Ещё через несколько метров его правая нога отделилась от лыжи. Едва удержавшись на ногах, Иван остановился. Сломалось крепление. И это было очень скверно, так как заменить крепление, к которому ботинок крепился наглухо можно было только вместе с ботинком. Сделать это непосредственно на дистанции, в том месте, где находился сейчас Бяков, было невозможно, надо было возвращаться.

Но сколько же времени уйдёт на всё это? Бяков двигался медленно, с одной лыжей в руке, а до старта ещё не близко. Преимущество сборной СССР таяло на глазах, соперники приближались. Прогнозы повисли на волоске.

Раменский со всех ног мчался навстречу Бякову, но примерно на половине пути тот вдруг вовсе остановился...

«Да что же это?» – с отчаянием подумал тренер, но, добежав, наконец, до Ивана, всё понял. Оказалось, как раз здесь – бывает же такое везение – находился молодой французский гонщик Жерар Верге (кроме советской сборной фирма-производитель лыжного инвентаря снабжала креплениями такого типа ещё только французских биатлонистов). Оценив обстановку, тот мгновенно сорвал нужный Бякову ботинок со своей ноги и передал его советскому спортсмену. И тот стал переобуваться...

Прекрасен этот поступок – истинно в олимпийском духе. Французы, кстати, до последнего этапа боролись за призовое место и теоретически был нашими конкурентами.

Раменский взволнованно наблюдал за Бяковым, волновались и стоявшие рядом зрители, и Жерар Верге, потому что конкуренты один за другим обходили Ивана, и только Бяков казался невозмутимым. Он выглядел так спокойно, будто бы ничего не произошло, будто всё идёт как положено, как планировалось. Нет, недаром об этом человеке говорили: «Иван просто создан для преодоления трудностей».

Бяков побежал так быстро, как, пожалуй, еще никогда не бегал, хотя ботинок француза оказался не совсем его размера. Ни одного штрафного круга не заработал Бяков и в ходе стрельбы. Проявив колоссальные мужество и выдержку, заслуженный мастер спорта, 32-летний педагог из Киева показал своим ученикам ещё один пример спортивного героизма.

Бяков пришёл к финишу второго этапа среди первых, шансы сборной СССР вновь стали золотыми.

На третьем этапе бежал находившийся в отличной форме горьковчанин Николай Круглов. Несколько дней назад, завоевав золотую олимпийскую медаль в индивидуальной гонке на 20 км, Николай «попал в лапы» к настырным журналистам, которые спросили его: «Не обидно тебе было, что четыре года назад тебя не взяли в Саппоро?»

– Ездить на Олимпиаду туристом незачем, – твердо ответил он. – А тогда, в семьдесят втором мне в Саппоро нечего было делать.

– А теперь ты знал, зачем едешь в Инсбрук?

– Конечно, знал, – сказал Круглов и улыбнулся, – если бы не знал, зачем еду, то не поехал бы.

– Так уж и знал, что за золотом едешь?

– Я не говорю, что за золотом, – уточнил Круглов, – я дело своё делать сюда ехал. И знал, что сделаю!

В индивидуальной гонке на 20 км он своё дело выполнил блестяще – завоевал золотую медаль. А вот теперь настало время сделать дело для команды, попавшей в тяжёлое положение.

Круглов был само воплощение невозмутимости, собранности и олимпийского спокойствия. Пробежав без штрафных кругов, Николай первым передал эстафету Тихонову, создав преимущество в 2 минуты 30 секунд.

Двукратный олимпийский чемпион Александр Тихонов, который в гонке на 20 км был на непривычном для себя пятом месте, жаждал взять реванш, реабилитироваться в глазах своих болельщиков, которых здесь было множество. Он не только сохранил, но и увеличил превосходство советской команды. Александр показал лучшее время дня и довёл преимущество нашей команды до 3 минут 50 секунд! Он стал первым в истории биатлона трёхкратным олимпийским чемпионом!

– Ну что? – торжествовали зрители. – Мы же говорили, что русские победят!





 
 
 
Все материалы, представленные на сайте, являются
собственностью Современного музея спорта. Их использование
возможно только с согласия администрации музея.
 
Copyright © «Современный музей спорта» 2015
 
Rambler's Top100