Анатолий Юсин

ВЕЧНАЯ ЗАГАДКА ФИНИШНОЙ ПРЯМОЙ


9 февраля 1968 года – самый памятный и самый счастливый день в спортивной жизни Людмилы Титовой. На четвёртый день X Олимпийских зимних игр в Гренобле ей удалось принести в коллекцию советской делегации первую золотую медаль. Для этого потребовалось 46,1 секунды! Мало или много?

– Я была в тот день счастлива так, что мне на всю жизнь есть за что благословлять лёд в парке Поля Мистраля, – скажет Людмила после финиша.

А до старта ей было легко и свободно. Её не считали основной претенденткой на золотую медаль, не «планировали». Она ведь и не рекордсменка мира, и не рекордсменка страны. Правда, чемпионка Советского Союза, победительница в многоборье. Ей в Гренобле важно было стрельнуть на какой-то дистанции. На пятисотке, например, все, не сговариваясь, отдавали пальму первенства Тане Сидоровой. У Татьяны в том сезоне было девятнадцать рекордных стартов, она выигрывала все состязания, следовательно, должна была побеждать и на Играх. Тане так и сказало руководство: «Должна! Обязана!».

Людмиле этого никто не говорил.

День старта с утра был неприветливым. Хотя сквозь белую пелену тучек пробивалось солнце, лёд не делался маслянистым. Он был обманчивым. А солнце играло с ним в «кошки-мышки»: взойдёт, подогреет лёд...

Для советской сборной соревнования начались с драмы. Мировая рекордсменка – 44,5 секунды! – Татьяна Сидорова, стартовала в четвёртой паре, когда лёд был плохим: изморозь, дождичек... Сидорова бежала с финкой Кайей Мустонен. В мире не было ни одного специалиста, который бы решился предсказать исход этого забега со 100-процентной уверенностью. Таня и Кайя – огонь и лёд, порыв и рассудительность. Они так несхожи! Таня – спринтер до мозга костей, а Кайя никогда хорошими секундами на 500 метрах не блистала... И надо же, на Играх финская бегунья опередила рекордсменку мира! Наша Таня проиграла.

Американка Мэри Мейерс, одна из наших главных соперниц, стартовала в восьмой паре. Мейерс заметно нервничает и допускает фальстарт. Первые 100 метров за 11 секунд – время так себе, не очень быстрое. Но, наверное, в тот день и нельзя разогнаться быстрее? Мэри бежала по внутренней дорожке. Что такое? Она не справляется со скоростью, её выносит с дорожки – обидный сбой, он может стоить золотой медали...

И все-таки американка молодец. Держит темп, не устаёт. 46,3 показывают на финише секундомеры. Для такого трудного льда этот результат высок.

В девятой паре Титовой досталась большая дорожка. Надо же! В последний миг перед стартом её движения скупы и сдержанны. Вот она слегка приседает, отводит в сторону правую руку...

Вот слышит, как норвежец, дающий старт, кричит: «Внимание!» – и напряженно ждет последней команды, а японка Такеда, которая бежит по малой дорожке, только подъезжает к линии старта и, кажется, не останавливаясь, сейчас начнёт забег...

Титова пытается не видеть эту неумелую японку, которая невольно её провоцирует, но ноги сами уже катятся... Фальстарт.

С трибун казалось, что Люся нервничает больше чем следует, потому и сорвала старт.

Она дважды становилась на старт так, что её коньки казались вкованными в лёд – столь недвижима была она в ожидании того мгновения, когда можешь позволить взорваться накопленной в тебе скорости. Но оба раза японка срывала старт.

Титова ещё никогда не уставала на «пятисотке», бежала всегда легко, но уже знала, как после забега, стоит только себя «отпустить», приходит опустошающая расслабленность. И теперь, в четвертый раз возвращаясь на старт, она вдруг настолько расслабилась, что услышала как тревожно молчат трибуны... Но тут мимо деловито просеменила японка. Людмила разозлилась, взглянула на Такеду, и жажда бега, борьбы вновь овладела ею. И если бы японка опять не выскочила откуда-то из-за её спины, когда до выстрела стартового пистолета оставалась буквально секунда, и если бы её ноги опять сами не покатились, то она бы, наверное, отлично прошла дистанцию. Но ноги опять её не послушались, она вторично срывает старт...

Неужели Люда «перегорит» на старте? За свою недолгую спортивную жизнь она, кажется, не попадала в столь рискованные ситуации.

... В пятый раз принимая старт, она думала, что уже давно могла пробежать дистанцию. И подумала также, что если они опять сорвут старт (на японку она не злилась уже, а относилась к ней даже сочувственно – вот ведь как им обеим не повезло!), то симпатичный норвежец, который здесь командует, должен их пожалеть, ибо пятый фальстарт означает, что для одной из них соревнования уже окончены (после трех нарушений спортсмен дисквалифицируется). И тут она видит, как норвежец показывает: подожди, дескать, вот соперница станет на старт, и ты вставай. Люда так и сделала.

Титову нельзя винить, что на сей раз она засиделась на старте. А может быть, вязкий обманчивый лед чуть придержал на первых метрах дистанции...

... Трибуны замерли: Титова отчаянно бежала по нескользкому льду.

Ее манера предполагала совсем иное скольжение – её шаг широк, размашист. Она никогда не скрывала, что страшится спорта, который требует безрадостной, изнурительной борьбы, требует от женщины мужской выносливости.

Но «пятисотка» была её дистанцией!

И, уже входя в первый вираж, она словно забыла о том, что лёд вязкий. Она прошла вираж хорошо и на первых метрах переходной прямой услышала, как тренер Красильников крикнул ей: «Только здесь!»

...Она перешла с большой дорожки на малую, не оглядываясь на соперницу. Конечно, она предпочла бы бежать вместе с американками Холам или, допустим, Фиш... Но сейчас она радовалась, что ушла достаточно далеко от Такеды и неопытная японка не угрожает ей очередным сюрпризом – столкновением на переходе...

Она не заметила даже, как проскочила второй вираж.

Она яростно выкатилась на финишную прямую и, слыша гул трибун, вдруг физически ощутила, как в ней нарастает и требует своего единственного – победного! – завершения эта сладостная жажда бега, неудержимой скорости ...

Сорок, тридцать, наконец, лишь двадцать метров отделяют ее от финишной черты, рядом с которой за бровкой стоит, все ещё веря в свою звезду, веселая американка Мэри Мейерс!..

Титова пробежала дистанцию за 46,1 секунды – на две десятых быстрее, чем Мейерс. Холам и Фиш, бежавшим вслед за Титовой, удаётся лишь повторить время своей соотечественницы. Три американки разделили серебряную медаль! Это было впервые в олимпийской истории.

Да, такой пляски нервов не было ни в одной паре на предыдущих Олимпийских зимних играх! Четыре фальстарта в забеге, где участвовала Титова! А каждый фальстарт отнимал, кажется, полжизни...





 
 
 
Все материалы, представленные на сайте, являются
собственностью Современного музея спорта. Их использование
возможно только с согласия администрации музея.
 
Copyright © «Современный музей спорта» 2015
 
Rambler's Top100